ПОСЛЕДНЯЯ, НАДЕЖДА
Единственная выжившая после тюремного ада героиня нашего проекта -- Надежда. Держится на анестетиках. Обе груди врачи удалили, но поздно: опухоли дали метастазы. Надежда поделилась с нами своей историей – в надежде на то, что ее рассказ поможет отбывающим срока в российских колониях онкобольным -- сестрам по несчастью.
В скромном домике населенного пункта Куровицы Ленинградской области участников проекта приняли как родных. Семья женщины накрыла праздничный стол: фрукты, чай, кофе, сладости. Встречали гостей сама Надежда, дочь Катя с мужем и внучка Орнелла. Без помощи неравнодушных людей они не смогли бы собраться вместе. У Надежды с 12 годами тюремного срока и диагнозом «рак» не оставалось бы шансов дожить до освобождения. Бывшая заключенная по сей день благодарит за свое освобождение правозащитника и автора нашего проекта "Женщина. Тюрьма. Общество" Леонида Агафонова и адвоката Виталия Черкасова.
Срок.Диагноз.Ожидание.
Надежде дали 12 лет. В СИЗО-5 она почувствовала боль в груди. Для того, чтобы добиться осмотра врача, пришлось просить, ждать, врать. Как и всем. Женщины ждут по несколько месяцев: за это время болезнь успевает захватить организм. Так произошло и с Надеждой.


Надежда: "Я в груди обнаружила шишку и пишу -- выведите меня к врачу. А я-то малограмотная, девочки помогали писать заявление. И давай рассказывать, что якобы температура, чтобы быстрее приняли. Все равно полтора месяца ждала, пока вывели. Терапевт поставила на осмотр к хирургу – это еще через месяц. К нему попала, отправил на осмотр. 2 месяца прошло, пока я уехала туда. Это было 7 апреля. С момента заявления месяца три-четыре ждала. Я прибыла на медицинскую комиссию, сдала гистологию. Через две недели написали «рак». Уже четвертая стадия".
Катя, дочь Надежды: "За три года столько горя хапнули. И маму держали в "Арсеналке". Хорошую передачу привезешь…вот у нее был день рождения. Даешь шоколадку, чтобы не ломали и не резали. Отдаешь нормальную еду, и при тебе все ломают. А ты переживаешь за каждый кусочек хлеба. Чтобы твоя мама поела, чтобы она была сыта, чтобы она там ни в чем не нуждалась. Понимаете? И на твоих глазах все потрошат, как крысам, как собакам. Мама сидела в "Арсеналке" год и месяц, там 22 человека в камере, жара невыносимая. Передала вентилятор, но он не помогал, они мочили полотенце и лежали на полу, еще "шмоны" (прим.ред. обыски) постоянно. У людей нет нормальной вентиляции, нет нормального воздуха, там же все курят. Когда маме дали 12 лет -- это была бесконечность, я думала все, она там умрет. Я тогда не знала, что она еще и заболеет онкологией".
Больница имении Гааза.
Страх, смерть и призрак.
Надежда попала в больницу имени Гааза. Там больные завидуют тем, кто выходит. Нет, не домой-обратно в зону. Говорят, в зоне и прогулки, и для сохранивших остатки сил работа с общением в отряде. А здесь, в тюремной больнице, вся жизнь на маленьком квадратике с четырьмя двухъярусными кроватями.
Надежда: "Нет, там не разрешали гулять. 10 месяцев первый раз лежала в 14 году, и все без воздуха. Представляете, я потом вышла оттуда, на волю (прим.ред. -- в колонию), мне сразу как дало… Февраль месяц, а иммунитет-то слабый после операции, груди нет. Все болит. Нельзя делать ничего, заболела сразу сильно. Там врач был такой дядька хороший. Назначил антибиотики, у меня было воспаление бронхов". " В больнице имени Гааза смерть везде. Там привидение ходит. Кто умирает -- его видит, я клянусь. Мужик высокий. Мне кажется, это и есть сам врач Гааз. Вот он как появляется в дверях -- значит человека какого-то не будет. И вот, мы стоим, а мужик зашел. Куда? А утром человек умирает в палате. Я даже по телефону Кате это говорила. Там нету везения никому, одна гибель -- и мужчины и женщины умирают. Это очень-очень редко кто выходит оттуда живым и невредимым. Когда лежишь в тюремной больнице – видишь людской страх каждый день . Только ты с соседкой разговаривал, а на следующий день ее в живых нет. Я не знаю, как это объяснить, как будто что-то теряешь, как будто отрывают от тебя, это не передать. Молодые женщины, семейные, тяжело очень".

Поставьте меня на этап, пожалуйста.


Надежде сделали первую операцию. Затем случился рецидив. После второй операции она не выдержала, попросив поставить ее на этап -- обратно в колонию.
Надежда: "Врач сказал: подтвердим, что 4 стадия, и отпустим домой. Резали опять, я чуть не умерла. Пришла в себя. Ухаживали, поставили на ноги. Пошла на суд, а мне отказывают. Представляете? Слез море. Я потеряла надежду. Это так страшно. Лечения нет никакого. Что мне делать в этой больнице? Поеду на зону, там хоть на улицу выйду, воздух. А то сидишь в этих палатах -- четыре стены. И говорю: меня на этап поставьте пожалуйста. Что я здесь буду делать? И вот меня поставили на этап и я уехала. А через семь месяцев дома была (прим. ред. -- Надежду освободил суд второй инстанции) ".
Катя, дочь Надежды: "Я стою с ребенком на руках, а подружка была недавно в церкви и матушки Матроны привезла иконку. Я на лик смотрю и говорю: Господи, помоги. И впервые в сердце возникла надежда, что мама выйдет". Потом звонок (от мужа), маму выпустили. Я говорю «ты врешь». Пока он не поклялся -- не верила. Виталий Черкасов говорит «да-да, выпустили». У меня истерика началась такая, будто она умерла. Начала всем звонить, и реву так, что на улице было слышно. Все «Что случилось»? Я: «Маму выпустили»!
Надежда: Я звоню домой. Что случилось? Катя кричит, тебя выпустили. Я говорю: чего??? И сама ору: «Меня освободили»!!!! Все кричат, радуются. Вообще караул. Все три этажа, все отряды радовались. Большая благодарность Леониду и адвокату Виталию Черкасову -- до конца жизни.

Пока Надежда отбывала наказание, Катя родила дочку. Говорит, тяжело было без мамы. Но вот бабушка вышла из тюрьмы...Надежда даже успела побывать на свадьбе дочери, с радостью занимается с внучкой. Малышка Орнелла без ума от бабушки, все время норовит посидеть у нее на коленях, пообщаться и попросить черешню. Не отходит ни на шаг.
НАДЕЖДА ЖИВЕТ СО СВОЕЙ СЕМЬЕЙ, ЕЙ ПОВЕЗЛО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДРУГИМ ЖЕНЩИНАМ, КОТОРЫЕ ПОГИБЛИ В ТЮРЕМНЫХ БОЛЬНИЦАХ, КАМЕРАХ, НЕ ДОЖДАЛИСЬ ВРАЧА, РЕШЕНИЯ СУДА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ, ИЛИ УМЕРЛИ СРАЗУ ПОСЛЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ. ОНИ ТАК И НЕ УСПЕЛИ ПОЖИТЬ...
Срок закончился, наказание продолжается...
Сейчас героиня получает лечение в Санкт-Петербурге. Живет рядом со своей семьей и не жалуется. только немного расстраивается, когда пенсию получает. С неё автоматически вычитают сумму на уплату штрафа 200 000 рублей. Эти деньги могли бы пойти на лекарства.
Делитесь этой историей в социальных сетях
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website