История Кати, которая провела всего два месяца на воле.
"Я, смотрю на единственную фотографию Екатерины, сделанную во время телеконференции из зала суда, и понимал, что у меня совершенно не отложилось, как она выглядела в тот момент. Все о чем я думал, что ее двое детей имеют право хоть ненадолго, хоть чуть-чуть, побыть вместе", - правозащитник, автор проекта "Женщина. Тюрьма. Общество" Леонид Агафонов.
Катя
Из материалов дела Екатерины Н. Диагноз: «Основной: Злокачественная опухоль правой молочной железы (инфильтрирующий рак) Т3N2М1 (кости, матку, яичники); IV клиническая стадия. Осложнения: Анемия легкой степени тяжести. Сопутствующие заболевания: Сколиоз груднопоясничного отдела позвоночника I-II стадии с нарушением статики. Вторичные поражения костей позвоночника (тела Th9, Th11-L5). Хронический вирусный гепатит «С», минимальная активность. ВИЧ-инфекция – 3».


С момента выявления болезни прошел год. Тюремная машина работает медленно: только после двенадцати месяцев ожидания Катя смогла ходатайствовать об освобождении по состоянию здоровья. И 17 марта 2016 получила отказ Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга. По материалам суда.
Судья: Какой прогноз на выздоровление Екатерины Н.? Врач: Безнадежный.
Сейчас ее оставшаяся жизнь исчисляется месяцами. Тогда Катю отправили обратно за решетку. Как и многих других ее сестер по несчастью. Два лечащих врача заявляли о невозможности лечения онкобольных в условиях колоний. Судьи же обращались снова и снова к материалам уголовного дела, интересовались, какие наркотики употребляли подсудимые. И в итоге отказывали троим тяжелобольным людям.
17 марта 2016 года
Постановление суда по Екатерине.
Отказ в освобождении
Новый суд
Правозащитники, адвокат помогли Кате обратиться в суд второй инстанции

Вспоминает уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Сергей Шабанов: «После отказа суда я поехал к областному заместителю прокурора, рассказал все как есть. Но тот на Катину беду не отозвался. И я тогда пошел к прокурору Иванову. Тот выслушал. И нам помог. Суд второй инстанции состоялся 18 мая 2016 года. Катя участвовала – по видеосвязи. Выслушали все стороны, вступает прокурор, женщина. Достает возражения на шесть листов. И говорит, что, конечно надо отпустить. Судья сам обрадовался.
ОСВОБОЖДЕНИЕ
Уполномоченный по правам человека Сергей Шабанов: «А как все закончилось, ко мне подошел представитель больницы. Катю отпустили, но ей некуда идти. Новая проблема возникла. Она еле ходит, не местная, здесь никого нет. Выхожу на прокуратуру, на больницу. И говорю: «Ребята позвольте до утра остаться». Те: «Нет, и все, она свободна. Куда хотите туда девайте». Бросаемся в больницу имени Боткина, примите, мол, Христа ради. Её приняли, накормили, разместили. В это время связались с родственниками. Позвонили отцу. Он приезжает, поднимаемся вместе в палату. 9 утра. Я сказал Кате: «Приедешь в Мурманск -- позвони, есть у тебя телефон? Тут девочка, соседка по палате, сама в очень плохом состоянии, достает из сумки свой мобильный и дает Кате: "Возьми, все равно он мне уже не нужен"». Эмоционально необыкновенно тяжело все это видеть.
Судебное заседание. Катя на видеосвязи.
После освобождения Катя прожила всего два месяца.. У молодой женщины остались двое детей, младшему всего 3 года... А можно было спасти ей жизнь. В мае 2015 года в СИЗО Мурманской области Катя впервые почувствовала боль в груди... Материалы по неоказанию помощи Екатерине отправлены в Европейский суд по правам человека.
Инфографика
Мы решили рассказать историю Кати в виде хронологии
Вы можете посмотреть на слайдах, какими событиями были наполнены последние два года жизни Екатерины. Эта судьба и трагична, и в то же время так похожа на судьбы других наших героинь.
Делитесь в социальных сетях
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website