Проект "Женщина. Тюрьма. Общество" представляет серию "Женские лики тюрьмы"

НА СЕКИРНОЙ ГОРЕ...

Дневник узницы Соловецкого лагеря особого назначения Евгении Ярославской-Маркон
У кого текут слезы по суровым лицам, у кого застыли они в глазах и застыл их недвижный взгляд. А женщина-то эта, вдруг, как рухнет во весь рост на каменный пол. Не выдержали нервы. Это была вдова недавно расстрелянного за неудачный побег советского поэта Ярославского.
Успенский (начальник Соловецкого лагеря) сделался страшен. Выплевывая ругательства, он оглушил женщину рукоятью нагана и, упавшую без чувств, стал топтать ногами…Самого расстрела я не видал, слышал только сухие выстрелы палачей и неясный говор. Да порой вскрик кого-либо из убиваемых: — Будь проклят антихрист!..

20 июня 1931 года

Из рассказа охранника Соловецкого лагеря. 20 июня 1931 года
Жизнь Евгении Ярославской-Маркон оборвалась на Секирной горе. Именно здесь, на Большом Заячьем острове, находился штрафной изолятор Соловецкого лагеря, из которого ее увели на расстрел. В расправе участвовал лично начальник Д.В.Успенский.

Человек непростой судьбы, отчаянно смелая и потрясающе красивая женщина, Евгения Ярославская-Макрон оставила автобиографию: ее опубликовал НИЦ «Мемориал».
Евгения родилась в семье профессора-гебраиста И.Ю.Маркона 14 мая 1902 года. Семья переехала в Петроград. Именно там двадцатилетняя
выпускница философского факультета без памяти влюбилась в журналиста и поэта Александра Ярославского. Чувство оказалось взаимным. В 1923 году молодые люди поженились, а через три месяца после свадьбы случилось несчастье: Женя попала под поезд, который отрезал ступни обеих ног. Беда не умалила ни ее воли, ни удивительного жизнелюбия. Вот что написала Ярославская-Маркон об искалечившем ее происшествии:


Евгения Маркон, Александр Ярославский
Фото: ru.openlist.wiki, fantlab.ru/autor28322
«...В 1923 г. (в марте), прожив с Ярославским ровно три месяца, — попала я под поезд и мне пришлось ампутировать ступни обоих ног, — событие настолько для меня ничтожное, что я чуть было не забыла о нем упомянуть в своей автобиографии; в самом деле, — что значит потеря нижних конечностей, по сравнению с такою большою любовью как наша, — перед таким всеослепляющим счастьем, как наше?!»
— Из дневника Евгении Ярославской-Маркон

Счастливая пара уехала во Францию, где стала активно участвовать в общественной жизни. Евгения и Александр читали лекции, публиковали статьи, выступали с докладами.

В Париже Женя неоднократно посещала местную ночлежку, беседовала с ее постояльцами. Она планировала остаться во Франции, однако муж решил вернуться в Советский союз: Евгения последовала за любимым. Там в 1928 году молодого поэта и арестовали.

Его жена ушла в подполье — торговала газетами, бродяжничала, начала общаться с уголовным миром. Именно на социальном дне она неожиданно нашла ту свободу, которой остро не хватало ее душе.

Выпускница философского факультета университета начала изучение маргинального мира. Она научилась воровать, ночевала в скверах и парадных, какое-то время жила в стеклянной трамвайной будке. Холодными осенними и зимними ночами Женя вместе с другими бездомными ходила греться к костру возле "асфальтовых" котлов на Театральной площади.


«Наконец я устроилась на постоянную квартиру — в стеклянную трамвайную будку...По ночам на "садке" становилось холодно. Ходили отогреваться к костру на Театральной площади возле "асфальтовых" котлов. Маленькие "пацаны" даже совсем спали в этих котлах... Как-то, когда ребятам удалось разгромить продуктовый ларек, жарили на костре колбасу и пекли яблоки, употребляя вместо вертела лежавший на площади железный жезл трамвайной стрелочницы... Спали мы теперь в будке все — женщины, ребята — сбившись в кучу; каждый ложился на ноги предыдущего, чтобы эти ноги греть... так всем было значительно теплее и только самый нижний под конец ночи не выдерживал и вопил: — "Да, что вы в самом деле навалились все на меня, — ноги у меня железные — что ли?"
Из дневника Евгении Ярославской-Маркон
Женский барак на Соловках
Она продолжала осваивать воровское ремесло. Однажды попалась с поличным, была сильно избита и доставлена в милицию. После неудачи сменила «воровскую» профессию. Вместо «ширмы» (карманничества) Евгения занялась вокзальными «банановыми» кражами (похищением багажа).
«...О, господи! — сколько радости доставляет каждый украденный чемодан! — Это, как в детстве — шеколадный шар с "сюрпризом"... Улепетываешь с чемоданом, а самому не терпится скорей узнать: — что бы в нем такое могло быть? — А вдруг — золото? А вдруг — "чистоган"? — Чаще всего оказывается — ерунда, "барахлишко", которое важно "загнать" поскорее, еще "парное" с "дельца", пока "штемп" не успел сделать заявки...»
Из дневника Евгении Ярославской-Маркон
Летом 1929 г. Ярославская-Маркон поехала на Соловки, куда привезли мужа. После серии предоставленных лагерным начальством недолгих свиданий Евгения вернулась в Ленинград.
Она жила среди таких же бездомных, в «Каменном доме», куда мало кто из женщин – за исключением проституток — решался заходить, зарабатывала на жизнь гаданием. По делу о взломе "Магазина Союза Охотников" молодую женщину нашли и сослали в сибирскую деревню «Караульное»... Свободолюбивая Евгения и тут пошла против системы: она собрала деньги, которые удалось отложить, и отправилась совсем в другую сторону. «Ни Москва, ни Ленинград меня не прельщали; во всем мире, во всей вселенной — мне нужны были только Соловки!», — этими словами заканчиваются воспоминания Ярославской-Маркон. О дальнейшем мы знаем из других источников.

Осужденные женщины прибывают на Соловки, фото сделано в музее ГУЛАГа
Евгения добралась до Соловецких островов, готовила побег для Александра, из-за чего сама попала в лагерь. В 1930 Женя узнала о смерти горячо любимого мужа (по одной из версий, Александра Ярославцева расстреляли позже, а Евгении соврали о его гибели). Дальнейшее произошло стремительно. Женя ударила начальника лагеря протезом по ноге, затем попыталась покончить с собой.

Дмитрий Успенский, начальник Соловецкого лагеря особого назначения
Фото: http://jewish.ru/ru/people/society/180509/
За еще одно нападение на соловецкое начальство ее отправили в карцер на Секирной горе – место, пользовавшееся у заключенных недоброй славой. Попавшие туда зимой были обречены. Помещения, в которых содержались люди, не отапливались, теплую одежду зэкам не выдавали. Евгения прожила два года. В апреле 1931 ее дело рассмотрела выездная сессия Коллегии ОГПУ. Смертный приговор был приведен в исполнение на роковой Секирной горе.
«Успенский (начальник Соловецкого лагеря) сделался страшен. Выплевывая ругательства, он оглушил женщину рукоятью нагана и, упавшую без чувств, стал топтать ногами…Самого расстрела я не видал, слышал только сухие выстрелы палачей и неясный говор. Да порой вскрик кого-либо из убиваемых: — Будь проклят антихрист!.. »
Почему мы просим помочь нашему проекту?
Номер карты Сбербанка 639002559028030342
владелец Leonid A.
1
Мы независимы
У нас есть наши друзья и партнеры, но мы независимы от государства и больших фондов. Это облегчает нам работу, ведь мы продвигаем исключительно идеи равенства, гуманизма и справедливости, но усложняет наше финансовое положение
2
Мы просим деньги не для себя, а для проекта
Мы собираем средства на оплату хостинга, Тильды, сервисов по созданию инфографики, а также на поездки для встреч с нашими героинями
3
Мы расскажем вам много интересных и драматичных историй
С нами вы узнаете много интересных и драматичных историй. Вряд ли вы прочитаете о них в других источниках
4
Мы отчитаемся о расходах
Статья "расходы" будет открыта для наших читателей
5
Проект будет помогать женщинам, чья жизнь связана с местами принудительного содержания
Средства потребуются на оплату услуг связи, транспорта
6
Известная поговорка гласит – от сумы до тюрьмы не зарекайся.
Мы стремимся, чтобы места заключения в России помогали осужденным исправить прошлые ошибки и начать новую жизнь, а не становились свидетелями их мучительной смерти. Очень надеемся, что наш труд поможет улучшить положение социально незащищенных людей
Проект сделан по итогам посещения соловецких островов в рамках блог-тура. Это путешествие состоялось благодаря журналу 7x7-journal, "Мемориалу". Историю Евгении Ярославской-Маркон люди узнали благодаря работе Ирины Флиге.

Автор: Наталия Донскова, редактор Наталия Сивохина, эксперт и автор группы "Женщина. Тюрьма. Общество" Леонид Агафонов..
Ссылка на источник:
http://magazines.russ.ru/zvezda/2008/1/ma11.html



Команда проекта
Леонид Агафонов
Автор проекта "Женщина. Тюрьма. Общество"
Наталия Сивохина
Редактор
Наталия Донскова
Журналист
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website