любовь под запретом
Как живут и любят гомосексуальные женщины в российских тбрьмах
Проект о женщинах проекта ЖТО которые люят лруг друга в российскиой исправительной системе
проект истории6 ксении, наташи и еще одной девачки
у вас есть история? напишите нам:

пратнеры проекта и волонтеры: леша лидия автор леонид журналист я
Наташа
отсидела 20 лет рассказала о отношениях в тюрьмах
В 2010 я освободилась в сентябре. Я сидела сначала за карманные кражи, потом лет 20 по наркоте сидела. Так получилось, потом мне махом все стало неинтересно, наркота. Освободилась бешеная энергия, раньше ее нужно было очень много, уходила она как достать наркоту, деньги. А теперь энергия осталась и надо что-то хорошее делать.

Когда я вышла, то пошла в ЛГБТ, и я хотела пойти в ОНК. Ходила на митинги, мне тогда казалось что это именно та организация, которая помогает. Шла радужная колонна на митинге и я подумала, что я старая пизда буду пристраиваться и пошла так в сторонке. И потом Наташа Цымбалова заявила что может быть нападение нациков, меня от ярости перекрыло. Рядом со мной стоял мужчина, когда Наташа предупредила, что может быть нападение нацистов. Я думаю: ну уж хуй, я его располосую этого нацика. И значит пришла домой, зашла в Интернет нашла организацию «выход» и нашла, что будет на марсовом поле флэш-моб. Понаблюдала за Милоновым, он же ребенка притащил, а у него такие соратники, ну всякое говно. Там ребенок ходил грустный такой, девочка такая ошалевшая. Я подошла к девочкам, смотрю наши, радужные. Наши. Они говорят: а вы что с нами? Я говорю: нет, блядь, с ними. Ну, короче с ними зашли в загончик, начали в нас гадости кидать. И нас вывозили уже на автобусе, потому что начали камни кидать. Я там познакомилась с мамами, совершенно очаровательные. И первое что я рассказала, чтобы никого не подставить что я дохуя отсижена. Репутации никакой. Я не хочу никого никогда подставлять, я думаю вдруг (гомофобы) узнают, что я сидела, и это будет козырь. Это первое о чем я сказала.

ОДНОПОЛЫЕ ОТНОШЕНИЯ – НАРУШЕНИЕ НА КОТОРОЕ ЗАКРЫВАЮТ ГЛАЗА.

Мне кажется, что гомосексуальность женская и мужская, это совершенно разные вещи. Формально отношения считаются нарушением, но это же вещь недоказуемая, то есть все всё знают, и начальники отряда вписываются. Дело вот в чем, доказать могут, если вас ночью застанут вдвоем. А больше вариантов нет.

То есть формально это наказывается, а неформально это поощряется. То есть администрацией это поощряется, потому что это мощный инструмент воздействия. Я тебе хочу сказать, что субкультура зоновская и лесбийская культура на свободе очень отличаются. Там очень распространено приспособленчество. Там в цене маскулинность женская, ну мужеподобные тетки там в цене немалой.

Тетка может быть совершенно далека от этого, но там сами тетки ее захомутают. И она начинает ходить как будто у нее там килограммовые яйца в штанах. Я не понимаю, это тогда мужчина.

Там есть такие, я сейчас подумаю как сказать по-нормальному, я не знаю, может это такая сильная энергетика, но вот бывают такие, у нее одна подруга вышла, и она на следующий день с другой, прямо как переходящее знамя.

ПРО ДЛИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ.

Бывает когда ждут. У меня есть знакомая пара. Одна из девушек не стала по УДО выходить, ждала подругу.

ПРО УСЛОВИЯ.

Мне просто фортануло я считаю, потому что у меня были связи с женщиной до того как я первый раз села. Вообще-то в этих скотских условиях, если бы первый опыт был там, то я думаю что его бы не было. Не то что продолжения, а и опыта бы не было. Потому что говорят про это «ебутся за занавеской». Ты представляешь, плотно стоят кровати, в два яруса еще. основной срок ты проходишь в колонии. Там и по 150 в одной секции, и это лучше, и это хорошо на самом деле. Когда много человек, там есть какая-то автономность. А когда 20 человек в одной комнатЕ ты все время как на виду.

Да там все только моются и моются, как хомяки. Причем это все сложно, кипятильником воду греют, ведра. Там очень за собой следят. Хотя там все это связано с коллосальными трудностями.



КАК ЗАВЯЗЫВАЮТСЯ ОТНОШЕНИЯ.

Дело в том что на бытовом уровне ты все равно завязываешь отношения, потому что по другому не получается. Если люди крайне неприятны, бытовые вещи все равно приходится обсуждать. И потом там же работаешь, мало-мальски нормальные отношения из-за работы. Как и на свободе бывают длительные отношения, бывают на раз.

Там у меня были разные отношения, потому что у меня там любят прогнозировать, выйти, вместе жить. Мне это неинтересно было я вообще не понимала как с одним человеком можно долго жить. Потом когда мне было 30 лет (это было уже на свободе), мне дали направление в Волхов, и я там познакомилась с женщиной, она работала у нас на фабрике мастером и мы в общей сложности были вместе 23 года. Она умерла. Начала торчать, на наркоту подсела. Это моя вина потому что я ей таких знакомых оставила. Скорее даже от нехуй делать, это же бодрит. Она никогда ни с кем не была, в смысле с женщиной я была первой и последней. Так я всегда знала, что Милка ждет.

Ты знаешь, сейчас нет суицидов, а раньше были суициды на почве несчастной любви. Были и попытки и настоящие суициды. Я помню сидела в кунгуре, девки поссорились и разошлись. Там на фабрике здоровые станки были, и она засунула голову под пресс и на кнопку нажала. Мозги соскребали со стенки. Другая повесилась. Сейчас такого нет, ну я по крайней мере не слышала.

ПРО ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ.

Родилась в Ростове и жила до 13 лет, потом переехали в Питер когда отец защитился, он киновед. Бросила институт, поступила в политех на факультет кибернетики. Мама умерла, у меня появилась мачеха, сука редкая. В 17 лет ушла из дома «в никуда» с антисоветчиками. Они все уже отсидели (Тараканов-Штерн). Потом познакомилась с карманниками. Тут самое главное разрешить себе это дело. Человек который себе разрешил, может это делать. Люди ведь растяпы. Однажды еду в метро, там две тетки, одна другой рассказывает как нужно сумку держать, чтобы не укради, а я в это время ее и торгую.

ПРО БЕРЕМЕННОСТЬ В ТЮРЬМЕ.

Как только ты поступаешь в изолятор, и в первую неделю смотрят все врачи: кровь на сифилис, вичуга, гинеколог. Если женщина беременна, сначала в мягкой форме говорит врач. Я сама сталкивалась в 2004-2005 год женщин провоцировали прямо в камере, и вроде как сами зэчки, но поощряется вся хуйня администрацией. И мне кажется наркоманкам лучше сделать аборт. Истории с хорошим финалом- исключение из правил, нормальный человек еще в нашей вонючей тюрьме… ты не представляешь что это. Ты представляешь в камере стояли стеклоблоки. Там дышать нечем, да еще и все курят, понимаешь, ты будешь рожать ребенка в таких условиях? Нормальная женщина будет ребенка на такое ребенка обрекать?

Там каждый человек проходит такую мясорубку, а первоходы это вообще несчастные люди. То через что они проходят они не могут стать нормальными людьми, нравственный хребет в течение первого месяца сломан. Все пиздец нахуй.

Но ты тоже тоже была первоходом?

Я села первый раз в Эстонии, и раньше были совершенно другие отношения. Сейчас морально невыносимо.

ПРО ПРЕСС-КАМЕРЫ.

Пресс-камеры это камеры без людей, где всеми возможными и невозможными способами выбивают явки с повинной, а поскольку это женщины, и как правило дуры, то это средства, когда человек живет за счет камеры. Просто бабы они настолько изощренные в издевательствах. Когда они переступают через какую-то черту. Они кажутся спокойнее, но до тех пор пока не переступают черту, и там разные вещи были, и на все эти вещи говорили «упала со второго яруса».



The New Times Фото: Андрей Вермишев
Статья 116. Злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы
[Уголовно-исполнительный кодекс РФ] [Глава 15] [Статья 116]

1. Злостным нарушением осужденными к лишению свободы установленного порядка отбывания наказания являются: употребление спиртных напитков либо наркотических средств или психотропных веществ; мелкое хулиганство; угроза, неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления; изготовление, хранение или передача запрещенных предметов; уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера или от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии; организация забастовок или иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; мужеложство, лесбиянство; организация группировок осужденных, направленных на совершение указанных в настоящей статье правонарушений, а равно активное участие в них; отказ от работы или прекращение работы без уважительных причин.

источник театрдок.ру

В отличие от многих других стран, в истории России уголовного преследования за однополые акты долгое время вообще не существовало. Первые карательные меры были введены лишь Петром I в 1706 году и распространялись только на военнослужащих. Затем в 1832 году в законодательство России уголовное преследование за мужеложество ввёл Николай I. После октябрьской революции 1917 года преследование за мужеложество в РСФСР было отменено, но вернулось в уголовный кодекс в 1934 году и оставалось в нём до 1993 года.
Клещева:

«Косила под беременную»

Мой первый срок был в 1989 году. Когда меня взяли, я сначала в КПЗ попала. Это сейчас не сажают, сразу в тюрьму. Трое суток посидишь, потом тебя везут к прокурору. КПЗ как КПЗ, подвальная камера в Серпухове, в отделении милиции. В те времена там была деревянная эстрада и сварные двухярусные железные шконки. Какие-то матрасы были, я точно не помню, но не голом железе мы лежали, у нас были тонкие матрасы. Для меня не было шоком тот факт, что меня поймали, я всегда знала, на что я иду. Всегда проще к этому относилась. Для меня это не было неожиданностью. Меня весь город знал. Мне бояться было нечего.

Тогда со мной и произошла смешная история. Со мной тетка сидела, такая толстая, а худенькая была и косила под беременную. Когда я была в бегах, то надувала живот и все думали, что я беременная. Меня спрашивали, чего к следаку не приходишь, а я отвечала, что у меня консультации. Живот надувала, и в раскоряку ходила, как беременная. И тут меня забирают, и я сижу с этим животом надутым, резиночку на штанах завязала. В кожаном пальто, в красном шарфе, в шляпе и красных перчатках. Меня следователи за это прозвали Комиссаром. Длинное кожаное пальто и вот это пузо. И вот сидит эта тетка, а я же не понимала, как это проходит: как суды как работают. А по разговору понимаю, что дали этой тетке 15 лет. Вдруг она откуда-то достает корвалол, спрашивает: будешь? Я говорю, нет. Как-то ведь протащила. Ну, она толстая была, может ей проще. В общем, съела она этот корвалол и ее выпускают. Ей, оказывается, дали 15 суток всего. За что дали ведь не спрашиваешь, потому что могут подумать, что «утку» подсадили. Не хочется, чтобы тебя считали подсадной уткой, я уже про все это знала. Ну ее вывели. В общем, сижу я с этим пузом на унитазе и сочиняю стихи. Ору, мне скучно же: сижу на параше в темнице сырой, посрать даже нечем, желудок пустой. Валерка несет передачку мне мартовским днем. А принес он курить, и тапочки с мылом, за триста пальто, чтобы я не застыла. Я плачу, не знаю, куда мне деваться, неужто, придется с любимой расстаться. Знаешь, почему так написала, потому что он мне тапочки, мыло, Пальто за триста – он мамино какое-то пальто нашел года 50-60. И туда завернул и тапочки, и мыло. Все слышат мое стихотворение, смеются, там же слышно все.

В общем, везут меня к прокурору, а у меня штаны на веревочке, в раскоряку села. Есть надежда, что увидят, что беременная и отпустят. Но прокурор сказал, что у нас и беременные сидят. Еду я обратно в КПЗ и думаю, что мне делать. Если выкидыш, но нужно врача вызывать. Я рожавшая женщина, и понимаю, что надо как-то выкручиваться. Вечером выводят меня для перевода в тюрьму, и я будь, что будет, убираю живот. Как меня менты провожали. Мне даже колбасу несли, беременной. Один правда, ебаться? лез. Я перепугалась, выгнала его. К радости моей, он не знал, что я в тюрьму перехожу. Я ему наобещала, что, когда выйду, мы с ним встретимся, от страха наверное. Такой толстый, неприятный дядька. Ты понимаешь, что в их власти полностью. И мы все эти истории об изнасилованиях знали. А насчет моей беременности, все обошлось тогда. Помнится, меня кто-то спросил: а беременность-то где? Выкидыш, сказала я, и пошла дальше.

«Сидели тогда в одной камере все: и первоходки, и многократки».

Разные люди в СИЗО были: и первоходки, и бабка, которая 14 лет не сидела. Как с мужиком сойдется, так его убивает. Жила одна 14 лет, сошлась со стариком, и его убила на почве ревности. Молотком нанесла 36 ударов. Бабка, которая воровала на базаре, ее первый раз взяли. В халате и без трусов. Она с другом шла похмеляться, а ее уже искали. Вот и ее и взяли без трусов, мы ей трусы искали. Собирали ее шмотки. А когда ее привезли в зону, она с повязкой ЗППП ходила. Люди разные совершенно.

Я попала в самую большую камеру, где было 16 шконок. Но не все были заняты. Места всем не стало хватать уже в 90-е. Где подследственные сидели, то туда сажали всех. Потом «многократок» отсаживали в другую камеру. Меня на исправление к ним потом отправили: к убийцам. Они думают, что там тетки прожжённые. В той камере одна сидела за убийство, моя ровесница, мужа убила, он пил много. Женщина с несколькими сроками сидела, всех на шмотки обувала. А перевели из-за побегов. Я все искала повод, как бы смотаться. И меня на исправление к ним. На утро все камера побежала вместе со мной. Исправили.

«Наличие сына не стало смягчением приговора»

Я перед судом отвезла ребенка к мужу, и сказала, забирай, меня сажают. Не в детдом же отдавать. Никто не интересовался нами, никому мы не нужны были. Судья меня спросила про сына, но меня погубила моя честность. Судья спросила меня: у вас есть малолетние дети. И я сказала, что есть, но я его не воспитываю. Судья второй раз сказала, но у вас же есть дети. Она пыталась помочь мне получить меньший срок. Но я себе не оставила шанса. Я не могла прикрываться ребенком, ребенком, которого я не воспитываю.

«Перед тюрьмой в боксе я провела ночь. Кроватей нет, кидаешь матрас на пол и спишь»

Вот, привели меня на тюрьму. И ночь мы провели в боксе. Там тебя шмонают, проверяют. Пока начальство не придет и не отправит тебя в камеру. Врачи осматривают на предмет педикулеза. И никакого медицинского обследования, никакого карантина. В этом боксе ничего нет, кроватей тоже, одна лавочка.

Вот, на втором сроке, когда был этап было тоже ужасно. Меня перевозили через Печатники, в женскую тюрьму. Камера была ужасная. С душем, из которого капала одна капля. Ехали мы зимой, 50 человек было в камере. Там все ходили в одеялах и набирали в бутылки горячую воду и грелись. Собирали бычки, так как найти и добыть что-то, было трудно. Я тогда была уже упакована, с ватным одеялом. В первый раз нас везли в Можайск на машине, во второй на поезде (столыпинском?). Нас в купе было двое. Рядом с нами сидел какой-то мужик, он сидел один, к нему было хорошее отношение, ему сразу все передавали. Его гоняли из зоны в зону. Он был какой-то короннованный. Он что-то мне передавал, но мне не надо было ничего, у меня все было. Я же сразу находила с блатными общий язык. Света, моя подельница, всегда за меня пряталась. Света и в камеру за моей спиной пришла.

«В колонию я попала в выходной»

Я приехала в можайскую колонию под выходной. В четверг, что ли. В пятницу к врачам и в баню. Успела на танцы сходить в выходные. Пристроилась, а потом на работу. И сразу начала возмущаться. Первый конфликт случился с нарядчицами. Они командуют, распоряжаются. И говорю: кто ты такая, ты также на зоне сидишь, как и я.

? тут не знаю, что с подзаголовком. Про свидания и бывшего мужа. И маму

Еще на суд приезжал бывший мой сожитель, у которого я пряталась. Приезжал с компанией с самогоном, их выгнали. Мне было неприятно, они приходили и под окнами тюрьмы орали: Марина, что тебе принести. Я отвечала: то-то и то-то. Проходили дни, никто не приходил. А мне уже хочется наружу вылезти из этой решетки. Потом опять приходят и опять орут: что тебе надо. Позже, года через три в колонию, приезжал извиниться. Запил, говорит, было плохо. Год отсидел за алименты. Принес мне маленькую передачку. Потом ко мне приезжала девчонка, которая освободилась раньше. Можайские, вообще, тогда и сейчас не дают свидания с чужими людьми.

А ты общалась с родственниками, с мужем?

Я написала мужу: мне ничего не надо, и я от тебя ничего не хочу, просто скажи, как Лешка (сын). Я получила ответ, меня даже начальница отдельно вызывала, потому что понимали, что будет истерика. В письме свекр писал, что сын, в 4,5 года называет меня тюремщицой, и что она меня бросила. И не пиши сюда, и так далее. У меня была истерика, и я поняла, что там рулит свекр, и что никуда не денешься. А так как я была злостной нарушительницей (была попытка побега) и отсидела 15 суток, то не смогла получить УДО, я отсидела 4,5 года. Начальница отряда втихаря написала моей маме письмо. Мама на это письмо не ответила. И когда позже, я пришла к маме, попросить прощения. И потом в разговоре выяснилось, что мама это письмо получила, но меня тогда она уже отодвинула.

«Я села в первый раз, когда колбаса была по 2.20»

Я села, когда колбаса была по 2,20. Пока я сидела, и деньги, и цены три раза поменялись. Мы боялись выходить. Я выходила без прописки, без всего, в разрушенную страну (1994 год). Куда идти, неизвестно. Не работает ни один механизм в этой системе. Меня встретили две девчонки. И уже в очередь вставала на жилье. Никто из гражданских меня не встретил.

«Бывает и так, что из тюрьмы ждут»

Была у меня в отряде женщина, у нее срок был восемь лет. Муж ее ждал. Конечно, она говорила, что у мужа были какие-то женщины за восемь лет, но он скрывал. Муж ее дождался, встретил. Ее помиловали. Мы плакали все, хорошая баба была.

Тогда были все эти нововведения: отпуск за зоной, свидания за зоной. Но я под них не попадала.

У тебя в спектакле есть про первую любовь – девочку с большими глазами. Это с первого срока?

Их много было.

Она сорок восьмая была, наверное. Просто такая любовь была. И обиды на нее не осталось. Чеез год ни на кого обиды не остается. У меня даже на мужа обиды нет. Я его ненавидела, он мне всю жизнь испортил. Но потом вспоминала только хорошее. А с ней не было плохого, что она изменила.

Это тебя взбесило?

Да, я же ее била. Поймала ее. А потом она меня ловила, вернуть меня хотела. Но ее та (ее подруга) бить начала, а я от бессилия. Просто швырнула, покидала по кругу. Я понимала, что могу убить ее. Меня оттащили от нее, целый отряд меня оттаскивал. Пелена такая перед глазами была.

Отношения в зоне складываются очень быстро

Как нам не найти друг друга. Все рядом. Не скажу, что все, некоторые отплевываются. Но в каждом отряде есть и по две пары, и по три. Есть и непостоянные, но к ним относятся, как к шлюхам. Женщина же хочет постоянства. Но есть и те, кто за что-то пристраиваются. В женской зоне это легче. Женщине от природы нужна семья, нужно кого-то опекать. Бывает такое, что «дедку» сажают в ШИЗО, а «бабка» бежит, чтобы ее закрыли тоже с ней. Им лет по 70. Потом таких не стало, эти люди старой закалки.

<…> Сначала ты разговариваешь с человеком. Что-то тебя к нему тянет. Все начинается со страсти, а потом завязывается любовь. В зоне друг от друга никуда не денешься. Это в городе можно дел натворить, а потом убежать на другой конец города: и думать, а кому я вчера дала-то?

Про ее пассию нужно спросить поподробнее. Когда и как познакомились. Почему она ей изменила. Как отреагировала на измену.

А вы потом с той любовью, которую ревновала, перекались?

У меня так: сначала ненависть, потом презрение, а потом все в пустоту уходит.

И на свободе не пересекались?

У меня ко всем чувствуется одно и то же. Интересно, где она сейчас. Одна девочка ждать меня собиралась. Они же искренне все это говорят.

А сколько ждать бы пришлось?

Год или полтора, я не помню. Она мне письмо написала, но все же меняется в жизни. (Тут Леонид говорит о том, что женщины чаще ждут мужчин и ходят на свидания, чем мужчины женщин). Когда я сидела в Орле, это бы второй раз, там больше мужей жен ждало.

«Срок в 2 лет не стал для меня шоком»

Тогда и стали большие сроки давать. Когда ты молодой, ты ничего не понимаешь. А когда ты думаешь, что уже сформировавшаяся зечка, то так и общество считает, ты идешь по этой тропе. Потому что другой нет, тебе не дают.

По башке новый срок не дал, я как всегда с песнями и плясками. Потом поняла, но я не привыкла показывать это. Все нормально, я жить еду, какая разница. Дали и дали, наказание есть. И надо его нести. Обидно было, что такой срок. Понятно, что если собрать все, что натворил, понимаешь, что есть за что. Я сколько в бригаде пробыла. Но меня поймали за легкие вещи. 12 лет за легкие вещи, это обидно. Трупов на мне нет. Разбой и легкие телесные. Я сразу поняла, что надо принять свою участь. Я же не умерла. Поэтому я участвовала в спектаклях, пела. Чтобы крышу не снесло. И ты уже знаешь законы зоны, знаешь, как жить. Я зашла в можайскую колонию со своими тараканами. Со своим чувством справедливости. А потом просто увлеклась театром.

«Я всегда всем помогала, некоторые этим пользовались»

Моя подельница пришла ко мне, когда я уже много отсидела. Она бригадиром была, я не знаю, как она бригадиром работала, кого там только не ставили. Сначала она приходила и все выклянчивала. Я поняла, что меня просто раскручивают. А я же всем помогала. Я курить дам, мыло. Она и говори, дай это, дай то. Я поначалу думала, что и правда нет. А потом, смотрю, мыло еще, которое ей дали, не закончилось, а она уже – следующее дайте. И я ее послала. Почему она у своих мужиков попросить не может. Она: я не могу. А я могу? Меня собирали малолетки, которых я грела. Нет, мы общались, но не часто. Она все время ходила ко мне за советом, делала все с точностью наоборот и попадала в жопу. И мне это надоедало. Я ей сказала: не ходи ко мне за советом, Свет. Зачем ты меня спрашиваешь, если делаешь все наоборот.

«Любовные письма в зоне не редкость»

Там, правда, девки влюбляются. История была, один заключенный, имеющий несколько судимостей, сидевший в зоне с особым режимом, едет на суд и думает, что его возлюбленной нужны цветы. Его подельник говорит, ты с ума сошел, у тебя суд, какие цветы? И таки нашел цветы, привез. А так, в основном крутят мужики женщинами. В 70-е мужики грели баб, а сейчас все прекратилось. Мужики стали дешевыми. Единицы остались, которые из старой закалки, которые действительно грели женщин. А сейчас только просят. А если нету, а подгони, загони. А ты не офигел (охуел)? Не ты ли мне должен подгонять и загонять?

Переписывались в камере практически все. В первый срок даже подбегали к друг другу, им менты разрешали. Иногда опер приводил.

У меня, правда, не было никогда любви такой. Я к этому относилась с насмешкой и понимала, что я человек разумный. Я просто поддерживала их любовь. Просто поддержать человека. Мне всегда было смешно. Своими переживаниями со мной сокамерницы делились. Вот смотри, что он мне пишет. Я начинаю читать, коверкаю слова, запятые, остальные все ржут. Обсуждали потом, конечно, все эти письма.

На мне, когда первый срок был, баландер жениться собирался. У меня тогда был и баландер, и хлеборез, баландер. К примеру, с баландером расплачиваются сигаретами за передачу письма, а потом баландер несет мне эти сигареты. Меня в карцер когда посадили, этот пьяный баландер пришел, сел возле камеры, просился, чтобы я его пустила. Я его не пустила, испугалась. Ему давать придется (же секс был нужен – мое, цензура). Тогда было свободно, можно было в карцер любого пустить. А когда хлеборез узнал, что баландер ко мне пришел в карцер, плакал. И тогда они рассказали про любовь мою ко всем.

История просто, не знаю, какой заг. Может быть что-то про манипуляции.

Как то, вырвали мне зуб, ведут обратно, и мимо проходит опер какой-то. А меня ведет контроллер. А когда мне выдирали зуб, мне нужно было за что-то уцепиться. Я все намеревалась доктора за яйца ухватить. И доктор все всеми инструментами отпрыгивал от меня, чтобы я его за яйца не хватанула. Они там все время смеялись, а когда выдрали зуб, спрашивает, выдрали? Ну хоть сейчас помолчит. Я же орала. Меня менты любили, я же никому ничего плохого не делала. Я чудила. Был такой опер, я его по глазам узнавала. Вот, я то-нить сделаю, он меня вызывает. И говорит, уже восемь нарушений ( а баб не сажали вообще), одна я сидела в карцерах. придется посадить. Там как раз человек, с которым надо потрещать. Ну что делать? Сажай. Как-то раз захожу к нему, расстёгиваю верхнюю пуговицу и на него. А он маленький, а он: что, у тебя лифчика нет? Нет. И расстегиваю пуговицу и на него иду. Он хотел самца из себя изобразить, а тут я вторую пуговицу. И на него пру. К стене примазала. А он мне: ты сядь, сядь. И я такая, вот блин, самец. Как-то мне было надо, чтобы он меня в новый корпус отвел. А он отказался. Я открываю рот, показываю язык, а там мулька.

Подруга во второй колонии - тут надо разобраться в ее подругах. Возможно, это та, про которую в спектакле. Как писала уже, нужны подробности.

Не я нашла, меня нашли. Люда из Питера, которую я побила. И из-за которой потом сидела в ШИЗО. Она много отсидела и она меня окружила заботой и вниманием. Она такая и хозяйственная и начитанная. Я не помню, сколько длились ухаживания. Я же лидер, организатор. На гитаре я не играла, потому что в какой-то момент мне надоело, что меня приглашают как клоуна. Я в Орле впервые после долгого перерыва взяла гитару. Да и то, на сцену. И только на концерты.

«Никто на свободе даже на концерты ко мне не приходил»

Никто из моих подруг потом, когда я освободилась, не появился. Просто знакомые пишут. Многие пишут, которых я не помню. Пишут, в надежде, что я им дам денег. У меня и мужики просят денег. Из Донбасса инвалид какой-то. Один с вахты пишет, тоже просит деньгами помочь. Все считают, что у меня много денег.

Песни на спектакле: «Дорогие мои», «Прощай подруга верная», «Орловские метели».

Уже не Леонид спрашивал

«В российском обществе сейчас также, как и в зоне»

Кто сказал, что преступление - это нормальная реакция нормального человека на ненормальное общество. Эта система не первый век, не первое столетие. И каждом столетии тоже самое происходило. Это все в одном направлении движется, только другие вожди. И другая эпоха. Я испытала систему тюрем, но и здесь, на свободе также, просто мы все разбросаны. А там все на ладони. Когда у власти КГБ-шник, по-другому и не будет. Это у него в крови. Сейчас в обществе, как в зоне: стукачи, быдло, падлы. И кто-то затесался интеллигентный. Та же система, та же схема, что и в женской колонии. Также с нами работают, также нас прорабатывают. Внушением страха. Любая война начинается с внушения страха. Сломать опять же человека. Бей своих, чтобы чужие боялись. Зоновские принципы.

«Мне надо играть интеллигентных женщин»

Мне в студии Андрея Малахова как-то сказал кинокритик Александр Шпагин: у вас такой типаж, вам сниматься и сниматься, играть интеллигентных женщин. А когда я впервые приехала в 2004 году, еще в театре не была в «Калиной Красной», все думали, что у меня высшее образование. Я букварь выкурила в первом классе, моя судьба прошла в телефонной будке. Но я не всегда могу такой быть, многие знают, что я могу и ударить. Если я говорю, а меня не слышат, то я могу и ударить. Есть такие тупые люди, бабы: как упрется и давай свое. Она хочет, чтобы было по ее, если даже она неправа. Видно, что она это понимает, но надо, что было, как она хочет. Мужики тоже такие. Я нормально сначала разговариваю, потом просто беру за глотку: стоять, нахуй. У меня все: глаза убийцы. Но у меня двойные стандарты в воспитании. Мама с высшим образованием, на выборных должностях, стихи писала в газеты. И папа, который пил, изменял маме и бил. Потом я читала много, я в школе не училась. Я читала то, что мне интересно. Наверное, это и сказалось. Я всегда умею убедить, что не надо этого делать. И что вы неправы, товарищ майор. Поэтому со мной и менты пытались найти общий язык. По крайней мере, во второй срок. Первый срок они сначала со мной воевали, потом даже начальник колонии поняла, что со мной надо искать компромисс. Иначе я буду им показатели в зоне портить. Из принципа.

Я снималась, у Лозницкой, в сериалах, штук 10. У Шертобитова в «Каникулах президента». Комедия какая-то будет. Но сцена смешная совершенно. Я там курей ловлю.

«Я уличное дитя, которое не хотело находиться дома и бегало на улицу»

Ходила и дралась с ребятами. Возглавляла шайки. Мне никогда не было зазорным подойти к бездомному и спросить его, как он сюда попал. Я подходила к убийцах, что у них в голове. Я не разобралась, но я читала им стихи о птичках. Мне в зоне говорили, иди на психолога, мне просто мало оставалось от срока. Но здесь я не успею, а на свободе мне не на что. Ко мне шли пол отряда делиться чем-то. Это, наверное, что-то генетическое. Или потому что, мне не было к кем поделиться.

Политика

Зачем они там нужны? Главное, где найти чай и сигареты. Поэтому деградация происходит. Читают детективы, бульварное чтиво. Но и для развития нет ничего. Обучать никто никого не обучает. Ниразу не голосовали. Нас всегда считали бесправными. Из-за этого и возникает оппозиция. Я человек. Почему вы считаете нас нелюдьми?









На 30 минуте про спектакль вопрос. Я немного его не поняла, как и куда его применять.







We love video and photography. We are close to the projects of creative people, we are well infuse the atmosphere of wedding days (if they are really made for people) and still do not forget about the skateboard.
бббб
мнения экспертов
норвегия
QUENTIN TARANTINO & ROGER AVARY
польша и т.д
The lives of two mob hit men, a boxer, a gangster's wife, and a pair of diner bandits intertwine in four tales of violence and redemption.
+7 910 457 64 65
Made on
Tilda