Проект расследовательской группы «Женщина. Тюрьма. Общество»
о гомосексуальности В исправительной системе СССР и России

И З Г О И

Тюремная любовь и тюрьма за любовь...

О проекте

Мы собрали свидетельства людей о репрессиях за гомосексуальность в СССР, постсоветское время и сегодня

Психиатр Ксения спасала геев от тюрьмы в советские годы. Роберт был осуждён в Армении по статье «мужеложство». Слава провёл 15 лет в российских зонах в статусе «обиженного». Нина встретила в тюрьме свою любовь.
Олег — жертва банды «охотников на геев», снят с выборов и осуждён за связь с несовершеннолетним. Известный гомофоб Тимур Булатов призывает к возврату уголовной статьи за «мужеложство».

Герои проекта

Криминализация гомосексуальных отношений в СССР

КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
«Отдельно хранится их посуда, и для опознавания миска "пидора" специально помечается дырочкой ("цоканая шлёмка")»

Лев Клейн «Другая любовь»
В 1933 году советская власть принимает решение о криминализации мужских однополых отношений. Соответствующая статья Уголовного кодекса от 1934 года определяет наказание вплоть до 5 лет лишения свободы, и 8 лет — при отягчающих обстоятельствах.

Эпоха оттепели, начавшаяся после смерти Сталина, не коснулась судеб осуждённых за «неправильную», по мнению государства, любовь. Однополые отношения по-прежнему оставались преступлением, за которое сажали в тюрьму. Новая 121-я статья Уголовного кодекса РСФСР 1960 года фактически повторяла предыдущую статью 154. Нередко её использовали для преследования инакомыслящих, а также применяли как угрозу при вербовке.

По различным оценкам, всего в СССР за почти 60 лет существования соответствующего законодательства за однополые отношения осудили около 60 000 человек.

Но и после отмены уголовной статьи эхо советских репрессий за однополые связи сказывалось на жителях бывшего СССР. Среди них – наш герой Роберт из Армении, получивший в девяностые срок за свидание с мужчиной.
Кастовая система и поломанные судьбы
Тюремные касты существовали в России ещё с царских времён, однако, с конца 30-х гг. XX века криминальная система разделения заключённых на неравноправные группы получила поддержку тюремных и лагерных администраций. Её стали использовать как инструмент подавления несогласных.

В исправительных лагерях и тюрьмах находились сотни тысяч заключённых, обвинённых в антисоветской деятельности. Кастовая система к тому времени стала более жестокой и направленной на подавление человеческого достоинства.

Книга выдающегося учёного Льва Клейна «Другая любовь» вышла в 2000 году. Помимо истории автора, осуждённого за «мужеложство», она содержит и фрагменты воспоминаний «сидельцев» о гомосексуальных связях в советских лагерях. В том числе – о случаях физического и морального насилия со стороны заключённых по отношению к сокамерникам:

«По свидетельству Штерна, насилуют обычно пятеро одного: четверо, распяв, держат за руки и ноги, а пятый, навалившись сверху, осуществляет сношение…»
Свидетельство: «История Умки»
…Парнишка по прозвищу Умка оказался в камере с отпетыми уголовниками, с ног до головы татуированными. Трусы у него разрезаны внизу и превращены в юбочку. Только возле унитаза, где лежит его матрасик, ему разрешается стоять. В остальную часть камеры позволяют проходить только на четвереньках — для уборки, которую ежедневно по три раза проводит он один...

Умка тотчас нагибается и, взявшись руками за унитаз, выставляет голый зад. Почти все обитатели друг за другом осуществляют с ним сношение, стараясь причинить боль. Наблюдатели подбадривают: «Так его! Вгоняй ему ума в задние ворота! »

Умка сначала стонет и вскрикивает при каждом толчке, а потом уже только повизгивает, точнее скулит. После каждого «партнера» он должен обмыть его, а потом садится на унитаз и быстро-быстро подмывается. И тотчас снова становится в ту же позу — для следующего...

Наконец, всё окончено. Умка в изнеможении сваливается на свой матрасик возле унитаза и засыпает. Сон его недолог. Ночью кому-то хочется еще. Он подходит и пинком поднимает Умку. Тот с готовностью занимает свою позицию.

Окрик: «Не так! Вафлю!»
Умка становится на колени и открывает рот...
Самойлов 1993: 57-58
«За день получалось человек пятнадцать-двадцать. В конце рабочего дня он едва живой плелся за отрядом, марширующим из производственной зоны в жилую...»

Лев Клейн «Другая любовь»
Свидетельство: «Отец семейства»
Об одном заключённом — маленьком, невзрачном, отце семейства — дознались, что он когда-то служил в милиции, давно (иначе попал бы в специальный лагерь). А, мент!

«Обули» его (изнасиловали), и стал он «пидором» своей бригады. По приходе на работу в цех его сразу отводили в цеховую уборную, и оттуда он уже не выходил весь день. К нему туда шли непрерывной чередой, и запросы были весьма разнообразны. За день получалось человек пятнадцать-двадцать. В конце рабочего дня он едва живой плелся за отрядом, марширующим из производственной зоны в жилую...
Самойлов 1993: 143
Секс как самоутверждение: зона и жестокость
Отношение к гомосексуальности в уголовной среде складывается из двух различных факторов: широкого распространения однополых контактов и отверженного положения заключённых, принадлежащих к низшей тюремной касте. О насилии и жестокости между заключёнными рассказывают и уже упомянутая нами работа Льва Клейна, и ещё одно свидетельство эпохи — книга Вячеслава Майера «Чешежопица». Она содержит большое количество деталей советского и тюремного быта. В обоих источниках — страшные подробности насилия, связанного с тюремными и лагерными иерархическими отношениями. О тюремной иерархии сегодня — читайте врезку далее и в историях наших героев.
Основные даты
1933
1933
Советская власть принимает решение о криминализации однополых отношений
Статья Уголовного кодекса определила наказание для мужчин, которые становятся участниками однополых отношений — до 5 лет лишения свободы (при отягчающих обстоятельствах — до 8 лет).
7 марта 1934
7 марта 1934
Президиум ЦИК СССР принял постановление в новой редакции
1 апреля 1934
1 апреля 1934
Статья была внесена в УК РСФСР под номером 154-а: «Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство)»
«Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) — лишение свободы на срок от трёх до пяти лет. Мужеложство, совершённое с применением насилия или с использованием зависимого положения потерпевшего, — лишение свободы на срок от пяти до восьми лет».
1960
1960
Вместо 154-й статьи введена 121-я, практически повторявшая предыдущую
«Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. Мужеложство, совершённое с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, либо с использованием зависимого положения потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок до восьми лет».
1993
1993
В России декриминализированы гомосексуальные отношения
Однако мужчины, которые отбывали наказание в советских лагерях за «мужеложство», не реабилитированы. В других государствах – бывших республиках СССР – уголовное наказание за мужские однополые связи отменялось в разные годы. В Узбекистане и Туркменистане до сих пор предусмотрено уголовное наказание за гомосексуальность (статья 120 УК Узбекистана и статья 135 часть 1 УК Туркменистана).
2013
2013
Принят закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений»
Первый аналогичный региональный закон был принят в Рязанской области ещё в 2006 году, в последующие годы – в нескольких других субъектах России. При этом в некоторых регионах такие законы были приняты единым пакетом вместе с законом против пропаганды педофилии, и перечисление в тексте шло через запятую.
Тюремная иерархия сегодня
Попадая за решётку, заключённые становятся частью местного сообщества, определяясь в одну из трёх больших групп: «блатные», «мужики», или «обиженные». Тяжелее всего живётся последней, находящейся на нижней ступени тюремной кастовой системы. Помимо тягот жизни за колючей проволокой, «обиженные» подвергаются дискриминации и унижениям со стороны сокамерников.

Их называют по-разному: «петухи», «пидоры», «опущенные». И в местах заключения, и «на воле» — эти слова считаются оскорбительными. В камерах «обиженные» порой спят под «шконкой» (тюремной кроватью), пользуются отдельной, продырявленной посудой, не имеют права сидеть за общим столом или прикасаться к чужим вещам. Они выполняют самую грязную работу: уборку, стирку, чистку унитазов и т.д., лишены права голоса.

По оценкам экспертов, до 40% «петухов» являются «рабочими», это те, которые вступают в сексуальные отношения по своему желанию или по принуждению. Представители второй группы, которая называется «нерабочие», либо попали в эту касту случайно, либо не вступают в сексуальные отношения из-за возраста, состояния здоровья, по другим причинам.

Тема внутренней иерархии в местах лишения свободы остаётся табуированной и, соответственно, малоисследованной. Если о злоупотреблениях сотрудников ФСИН мы ещё слышим, то о ежедневной дискриминации одних заключённых другими почти не рассказывают правозащитники и юристы. Одни воспринимают её как неизбежное зло, другие стараются избегать «скользкой» темы.

В России на 1 августа 2018 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 587 111 человек, из них почти 47 тысяч — женщины. Наши герои и эксперты считают, что услугами обиженных могут пользоваться до 70% заключённых. Это субъективные оценки, точной статистики, учитывая закрытость темы, разумеется, нет. Получается, в однополые связи вовлечено большинство мужского тюремного населения.

Если помножить эти цифры на число людей, освободившихся из тюрем в последние десятилетия, то счёт пойдёт на миллионы. Это приводит к тому, что примитивная и жестокая гомофобная тюремная культура воспроизводится уже на свободе.

По оценкам экспертов, не менее 10-15% мужского тюремного населения относится к «обиженным», а значит, их общее число сегодня может достигать 80 тысяч человек. Запрещённый, часто незащищённый секс порождает не только распространение ВИЧ, но и психологические, а то и психиатрические проблемы у людей, которые практически ежедневно подвергаются сексуальному насилию.

Самое страшное, что «обиженные» редко понимают свои права. Что они – жертвы не только дискриминации и унижающего обращения, но и, по сути, изнасилований. Что должны иметь право выбора вступать или не вступать в сексуальные отношения. Принуждение к сексу многие из них воспринимают не как насилие, а как обязанность наподобие секса в семье. При этом не только гей или бисексуал рискует оказаться на дне тюремной иерархии — это может коснуться любого, вне зависимости от ориентации.

Большинство бывших «обиженных» после освобождения о пережитых в тюрьме ужасах никому не рассказывают, поэтому тема не получила широкого освещения. Эти люди находятся вне системы реабилитации и психологической помощи. Наш герой Слава, проведший в местах заключения в статусе «обиженного» 15 лет, рассказал о своём опыте.

О существующей и сегодня внутри зон жёсткой иерархии и положении «обиженных», разумеется, известно сотрудникам ФСИН. Они нередко используют её в своих интересах: для выбивания показаний, запугивания и контроля. Идёт тотальное сокрытие таких преступлений, администрация никогда не выносит факты изнасилований, потому что это негативно влияет на отчётность учреждения.

Мнения экспертов
В шведском языке нет понятия «надзиратель». Дословный перевод словосочетания, которое используют у нас – «ухаживающий за заключёнными». Среди персонала тюрем есть две категории сотрудников: «ухаживающие» (следящие за осуждёнными, педагоги мастерских, где те трудятся) и медперсонал.

В России однополые связи между заключёнными являются административным правонарушением: человека могут поместить в ШИЗО (штрафной изолятор), лишить свиданий или УДО (условно-досрочного освобождения), применить другие санкции. Контрацепции нет, так как тюремное начальство не признаёт наличия отношений между осуждёнными, поэтому среди последних растёт количество ВИЧ-инфицированных людей.

В Швеции я не слышала о том, чтобы однополые связи были нарушением режима. Люди у нас обычно сидят не очень долго, имеют право на свидания, в том числе длительные — несколько дней. У нас было два отдельных помещения, где можно жить и спать вместе. Контрацептивы доступны.

У нас сидела одна женщина, открытая лесбиянка, ее могла посещать партнерша в комнате для свиданий. Тут пол супруга или супруги не важен, у нас ведь брачное равноправие.

В тюрьме права людей и так очень ограничены. Поэтому важно всем предоставлять равные возможности, ни в чём не нарушая справедливости. А в России, я так понимаю, целая система неравноправия заключённых. И геи находятся в самой низшей касте.

Аманда Валентин
бывшая сотрудница шведской тюрьмы
Гомосексуальные контакты в колонии – административное правонарушение. За это наказывают помещением в штрафной изолятор и даже отказом в УДО (условно-досрочном освобождении). Под запрет попадают и средства предохранения: легально получить презервативы в тюрьме невозможно. Результат – распространение среди заключённых ВИЧ и венерических заболеваний. Замалчивание проблемы ведёт к трагическим последствиям – препаратов для лечения вируса иммунодефицита человека в пенитенциарных учреждениях сегодня катастрофически не хватает.

По официальным данным ФСИН, около 60 тысяч заключённых ВИЧ-инфицированы. Многие заразились в тюрьме – после незащищённого полового контакта. Как тюремный эксперт я считаю, что нужно исключить однополые связи из статьи Уголовно-исполнительного кодекса, обеспечить доступ в колонии сервисных организаций, сделать статистику по ВИЧ в исправительной системе открытой для исследователей и общества. Эти меры помогут прекратить распространение ВИЧ в колониях и за их пределами

Леонид Агафонов
правозащитник, тюремный наблюдатель
ВИЧ-инфицированные люди не всегда идут на лечение даже на свободе, потому что боятся огласки. У меня был случай: молодая девушка заразилась, а врачи сразу позвонили маме. Девочка в шоке, семья в шоке. Когда вставала на учёт в СПИД центр – чувствовала постоянное осуждение со стороны медицинских работников, это было очень непросто.

Терапия дорогая, особенно нероссийские препараты: стоит она для одного пациента до 200-300 тысяч в год. Лечение может не пойти: тогда надо всё начинать заново. Ситуация же с тюрьмами и колониями – это, конечно, жутко. Осуждённые подхватывают ВИЧ в пенитенциарных учреждениях и выходят на свободу, не зная зачастую о своём статусе. Так цепочка заражений продолжается.

Нужно менять эту систему, разрешать контрацепцию заключённым. Множество людей могли бы выйти и начать новую жизнь, а вместо этого навсегда теряют здоровье. Необходимы изменения в законодательство, участие в обсуждении медиков и гражданского общества – без этого с проблемой не справиться.

Ксения Бархатова
медицинский эксперт
Хотя уголовное преследование за однополые отношения в России отменили ещё в 1993 году, мы видим, что сегодня сохраняется целый комплекс репрессивных норм и практик в отношении ЛГБТ-людей.

Во-первых, это дискриминация, закреплённая в законодательстве. Например, один и тот же состав в УК содержит разные наказания в зависимости от того, разнополые это отношения или однополые. В первом случае возможно условное наказание, или даже его отмена, если заключен брак, а в случае однополых отношений – только реальный срок. История Олега, бывшего адвоката, в этом плане показательна.

Или закон о запрете т.н. «пропаганды нетрадиционных отношений», который препятствует распространению информации, просвещению, общественной дискуссии. Он приводит к замалчиванию и усугублению существующих проблем, поддерживает бытовую гомофобию, вызывает рост преступлений ненависти в отношении ЛГБТ.

Брак у нас доступен лишь для разнополых супругов, значит, геи и лесбиянки лишены возможности длительных свиданий в тюрьмах. Моя знакомая, у которой любимая умерла в тюрьме, до сих пор не может выяснить, где её могила. На все её запросы приходит ответ: «Сведения о месте погребения сообщаются лишь родственникам или супругу». Мол, вы ей – никто. А они прожили двадцать лет вместе...

В тюрьме добавляется запрет на однополые отношения в Уголовно-исполнительном кодексе. Любовь становится преступной. Можно попасть в штрафной изолятор, лишиться права освободиться досрочно. Тюремная администрация нередко использует эти меры выборочно, для давления на неугодных, может разлучать пары.

Известно, что однополые связи в тюрьмах очень распространены. Отрицание – лишь загоняет их в «серую» зону. Отсюда – эпидемия ВИЧ и других заболеваний, системное сексуальное насилие среди заключённых. Тюремная иерархия построена так, что гей или бисексуал имеет большой шанс сразу стать бесправным изгоем – «обиженным». Если же человек не сообщит о себе сразу (добровольно отправившись в «петушатник»), и о его ориентации выяснится позже, – всё для него может закончится совсем плохо. Когда я думаю о сотнях тысяч людей, прошедших через опыт «обиженных», полный ежедневных унижений, бесправия и насилия, становится страшно и горько...

Алексей Сергеев
координатор Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие
Авторы проекта
Леонид Агафонов
Руководитель проекта "Женщина. Тюрьма. Общество"
Наталья Донскова
Журналист, вёрстка
Команда проекта
Алексей Сергеев
Тексты, дизайн, экспертная оценка
Ольга Холодная
Фотографии героев, обработка, видео
Наталья Сивохина
Редактура
Марина Квашнина
Перевод на английский, редактура
Волонтеры проекта: фотограф Ольга Гутьева (фотографии натюрмортов), журналист Лидия Симакова, водитель Всеволод Нелаев.
Эксперты: Ксения Негретова, Леонид Агафонов, Алексей Сергеев, Ксения Бархатова, Аманда Валентин.
Наши партнёры
Made on
Tilda